Pokemon: Amazing World

Объявление

Пасха `18 Очередной шаловливый покемон оставил для вас послание. Пройдите по ссылке, чтобы его прочитать!
■ Кюрем таинственно исчез, оставив после себя несколько кристаллов. Что бы это могло значить? За новостями следите в следующем выпуске «Вестника», который выйдет в печать очень скоро.
Warning!!! A wild Kyurem appeared! На просторах Амазинга появился опасный покемон, собирающийся погрузить планету в вечные льды. Вовсю собирается экспедиция для успешного устранения угрозы человечества, и если они не смогут расправиться с ним, его появление отразится на дальнейшей судьбе регионов.
■ В игру добавлены неофициальные покемоны. Ознакомиться со списком доступных неофитов можно по этой ссылке.
■ Полным ходом идёт ивент. Ещё не зарегистрировались? Успейте поучаствовать и выиграть ценные призы!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pokemon: Amazing World » Санишор » Маршрут 222


Маршрут 222

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Климат здесь крайне приятный. Дорога проходит рядом с песчаным пляжем, так что на пути можно встретить много рыболовов.


Покемоны

В траве
http://sd.uploads.ru/t/3kMQK.png http://sa.uploads.ru/t/bZNIW.png http://s4.uploads.ru/t/LyvR6.png http://s7.uploads.ru/t/d93ej.png http://sa.uploads.ru/t/R3QA1.png http://s4.uploads.ru/t/1nWuw.png http://s1.uploads.ru/t/eBxDq.png http://s7.uploads.ru/t/JE3gy.png

На пляже и в воде
http://s3.uploads.ru/t/jzEHP.png http://sf.uploads.ru/t/tgdCa.png http://se.uploads.ru/t/tWTOx.png http://s8.uploads.ru/t/ASWBd.png http://s8.uploads.ru/t/cnEOt.png http://s3.uploads.ru/t/WSihX.png http://sd.uploads.ru/t/M65ej.png http://s8.uploads.ru/t/ZmBrv.png http://se.uploads.ru/t/FpZBC.png http://s6.uploads.ru/t/vYqXG.png

Влево - Озеро Валор
Вправо - Санишор

0

2

По дороге с ветром, сам себе господин
Все города как один, все города как один…

«Люмен. Вавилон.»

[indent]
[indent]
[indent]
<-[Славный город Санишор]-
[indent]
Различия на самом деле были. В городах, путях, дорогах и перекрестках. Обрамляющих их лесах, парках, отличающиеся архитектурой и искренностью улыбок жителей. Мимолетные оттенки и черточки, штрихи, что в беспокойном и глубоком разуме Олдрика отражались линиями на картах и путеводителях, пейзажами архитектуры, портретами жителей и покемонов, описаниями, ассоциациями, примерами, мыслями… Всем тем, что Вирд алчно и безразлично запоминает. Слишком объемно, чтобы не замечать даже в различиях общую канву. Человек, не смотря на цвет кожи и форму носа останется человеком. Дорога будет дорогой – проходящая ли мимо чистого и опрятного пляжа, как сейчас, плутающая ли в дремучем лесу или дорога метафорическая, что твои мысли прокладывают в твоей же голове.
Эта дорога, за номером двести двадцать вторым была ничем не хуже остальных. Разве что одной деталью – опостылевшим запахом моря, что не терялся даже в листве растущего по другую сторону дороги леса. В пятки било ровное и жесткое полотно бетонной дороги. В низине не такого далекого сейчас пляжа прятались несколько легких домиков с приятными глазу оранжевыми крышами. На белом и мягком песке возились выбравшиеся за город тренеры и простые горожане: Кто-то рыбачил, кто-то возился в высокой траве, подле слишком резко оканчивающейся стены деревьев. На обочине, возле делающей петлю и переходящей в грунтовку дороги школьники устроили потасовку между раттатой и, видимо пойманным прямо здесь, вингалом. Олдрик запоминал и это, с какой-то рассеянной жадностью осматриваясь вокруг.
Своей несостоявшейся невесте он так и не ответил. По крайней мере устно, только согласно цокнул языком и едва заметно накренил голову вперед – минималистичная и скупая привычка, к которой каждому новому знакомому приходилось привыкать очень и очень долго. А общаясь с Вирдом, еще и тщательно следить за его неразнообразной мимикой. Может именно из-за повреждений лица и мышц, Олдрик привык так незаметно проявлять себя? Парень даже чуть замедлил свой механический и широкий шаг, обдумывая неожиданную мысль. Вполне возможно. Вполне возможно. Одна из причин, во всей необъятной совокупности. Как не старался он упрямо находить подоплеку своих собственных мыслей и действий - разобраться в хитросплетениях и причудах собственного ума удавалось не всегда.
Размеренный такт его шагов, как у заведенной только для этой цели куклы, замер окончательно и резко, вместе с окончившейся нитью размышлений. Прохладная и длинная ладонь легла на плечо Авроры, предостерегая ее от дальнейшего пути.
- Маршрут двести двадцать второй. М… Проходит через озеро Валор и соединяется с маршрутами двести четырнадцатым и двести тринадцатым. Близость города привлекает электрических покемонов. Привыкших к городскому ареалу обитания. В прилегающий водах водятся водные покемоны. Слишком много буквы «В». – Олдрик умолк почти на минуту, то ли досадуя по поводу этой самой буквы, то ли разряжая слова привычной для него тишиной. Пальцы свободной руки задумчиво оглаживали герб на спине Лимба. - М. Поохотимся? Нужна практика. Понятие о собственных возможностях. Нужен полный набор. Игральных фигур. Город недалеко - сможем вернуться.  
С плеча чужого ладонь исчезла так же незаметно и резко, как на него и легла. Высокая фигура Олдрика в мрачной задумчивости замерла почти по центру грунтового полотна. Маяк, башня или столб – и те бы не выгляди столь органично со своими высокими обводами.
- Можем осмотреться. Любопытно. Можем пойти дальше. Разнообразие. – показалось, или это действительно можно было отнести к шутке? – Тоже будет любопытным опытом.

Отредактировано Олдрик (2018-03-24 13:16:37)

0

3

А ведь манера поведения Олдрика всегда вызывала сложности у незнакомого окружения. Что делать, как взаимодействовать и как понять, чего от тебя хочет сий персонаж - обычные вопросы у людей. Даже там, на корабле, она иногда осмеливалась брать на себя инициативу и если не объяснять, то хотя бы намекать: для её суженного подобная мимика вполне себе свойственна. Вообще, ему много всякого было свойственно ещё, за восемь лет Аврора выучить уже успела. Вирд всегда был через чур наблюдательным, подмечая что-то такое ненужное. Или нужное, но не ему, ни кому-то ещё в окружении. Нет, конечно, Солхельм также заметила и шебутных ребятишек, и приметила, как бы неплохо было иметь подобный домик, может, чуть больше, на побережье, хотя её новая подруга и была бы совсем против. Но об этих идеях, которые не вспыхнули из маленькой искры в нечто невероятное, она забудет, лишь стоит видам моря и песка смениться на нечто иное. Но пока она лишь любовалась пляжным побережбем и медленно шагала с литвиком в руках, что так и ёжилась каждый раз от порыва океанского бриза, но на предложение полезть обратно в красно-белую сферку лишь возмущённо фыркала, закрывала единственный желтый глаз и чуть поворачивалась. Вот уж точно капризная леди. И такое поведение не могло не вызвать улыбку на лице Авроры.
Когда мужская ладонь легла девице на плечо, та обернулась, чуть наклонив голову и с явным интересом в сиреневых глазках ожидая умной мысли. Всё же, висящий над его плечом Лимб придавал археологу ещё больший вид умного, но чудного человека. Вирд говорил всегда лишь о нескольких вещах, из всех них оценка обстановки была вариантом самым логичным. Она бы предположила, что её жених хотел, может, рассказать об их пути чего интересного, но тогда бы не было жеста, что заставил её остановиться. Но уже после первого предложения было ясно, чего именно хотел предложить долговязый парень. Кажется, даже Лабелль на его руках развеселилась, предвкушая, что её хозяйка направится в сторону тех кустов, дабы найти кого-нибудь для разогрева.
Но ответить торговке не дали. И подумать о ситуации и предложении тоже. Но в уши тут же ударил крик о помощи со стороны пляжа, отчего рыжая даже слабо вздрогнула. Уж больно громким тот был. И тут активная и добродушная натура леди взяла верх.
- Я сбегаю, посмотрю, что там произошло. Обещаю, я быстро! Не скучай сильно- быстро и чётко сказала Аврора, сначала делая небольшой шаг назад, после же направляясь к источнику весьма громкого крика. Не забыв при том своему мрачному компаньону махнуть ладонью. Это она скорее поможет кому-то, нежели Олдрик, верно. С одной стороны, это в её характере - ты не всегда чем-то платишь за добро, верно? Ну а с другой стороны, помог ты - в будущем помогли и тебе. Или, скажем, отплатили чем. Всё же, желание извлечь из всего возможного выгоду слишком засело в её семье чуть ли не на генетическом уровне. Может, рано или поздно её удастся от этого гена алчности избавиться? Рано или поздно ведь влипнет из-за неё.
Впрочем, до этого рано или поздно ещё дожить надо. Важнее дело!
Бедная, несчастная Лабелль. Они приближались к песку. Пляжу. И, что самое ужасное, воде. Столь ненавистной, опасной и разъедающей. Солёной, вонючей и болезненной. От морской воды никакой пользы! Лишь щиплет, плохо пахнет и заставляет мокнуть! Свеча возмущённо зазвенела, но пламенем всё же обжигать Сол не стала. Просто... Хотелось уйти отсюда поскорее. Уползти. И спрятаться. Но нет, в шарик она не полезет. Там скучно!
Пострадавшим оказалась девочка, старше десяти, но младше пятнадцати. Это Аврора могла определить совсем наверняка. Может, потерялась? Нет, не похоже - обычно в этом возрасте все тренера свой путь и начинают. Ни покемона вокруг, ни даже сумки! Воя белугой лаудредом, подросток зарывалась в песок, то и дело выбрасывая кучку на пляж. И, хотя земля также была неприятна и даже опасна литвику, смелая свечка всё ещё с непередаваемой ненавистью смотрела в сторону шуршащего океана. В это время сама Солхельм подошла к девочке с косичками, приседая на корточки и опуская на землю Лабелль.
- Ну, мисс - мягко улыбнулась девушка, привлекая внимание незнакомки к себе, - Что случилось? Чем я могу Вам помочь?
Уважительная форма обращения ко всем - даже к детям - было обязательным элементом воспитания представителей семьи Солхельм. Даже если гость кажется тебе неприятным, его духи - слишком приторными, а его голос - раздражающим, улыбайся. Это клиент. С которого ты, милая Аврора, легко поимеешь выгоду, если вовремя сможешь очаровать нужного человека. Но, если дело велось с куда более приятными людьми (и такое случалось на практике), то работа облегчалась во много-много раз. Да и сейчас была совсем не деловая обстановка, так что можно было побыть добродушным прохожим.
- У.. Украли!- провыла та, с зарёванным и чуть опухшим лицом переводя взгляд на Аврору. А она, в свою очередь, сняла рюкзак с одной лямки, открыла необходимый кармашек и извлекла оттуда пачку одноразовых салфеток - таких у предприимчивой леди с собой было несколько. К условиям выживания в дикой среде, она, конечно, готова не была, но всё то, что может понадобится даме в большом городе или как минимум долгой поездке для кого угодно, у неё в девичьей сумочке было. Пускай и была она рюкзаком.
Солхельм протянула незнакомке открытую упаковку, и девчуля тут же выхватила цветастую пачку из рук сбежавшей невесты, доставая платок и звонко высмаркиваясь. Но Аврора лишь покачала головой, краем глаза наблюдая за разгуливающей по пляжу Лабелль (или, правильнее сказать, ползающей?), дабы та не влипла в неприятности. Но от воды она держалась подальше, как и от людей, лишь немного перебирая крошечными восковыми ручками ракушки.
- Кто? И что забрали? - уточнила Аврора, как только девица вытерла второй, уже чистой салфеткой, красные глаза. Та поправила лямки забавных подтяжек, что держали джинсовый комбинезон на узких плечах. А сама леди в этот момент поднялась - ноги затекали.
- Меня обворовали! - повторила девочка начала отряхиваться от прилипшего песка, бросив мимолётный взгляд на деловитую литвик, которая вернулась к своей хозяйке. После чего начала быстро и на эмоциях тараторить, да так, что обычно внимательная к чужим словам Солхельм не совсем за мыслью девочки поспевала.
- Я приехала в Санишор дня три назад. Или два? Или вообще больше?! Я не знаю, я запуталась, да и не так важно вообще! Город большой, красивый, а тут ещё и легендарное озеро рядом! Вео... Вали... Валур? Валор! Вот! Вспомнила, да, Валор, точно Валор! В общем, я хотела отправиться туда с утра, на озеро - посмотреть, кто там водится, что там творится! А виды какие, а виды! В буклетике они такими яркими и красочными были! Там, говорят, еще и легендарный покемон водится. Ты знала, да? Ты знала? Даже если не знала - вот, теперь знаешь! Но, в общем, стоило мне оставить сумку на песке, тут - захотелось умыться солёненькой водичкой и посмотреть виды, как... Или я в свой телефон посмотрела... Или... Ай в общем! Стоило мне отвлечься на секунду - как меня обокрали!
Девочка возмущённо вскочила наконец с песка, топнула ножкой и фыркнула, сложив руки на груди.
- И я не видела, кто это сделал! Только вдалеке увидела небольшой силуэт! И всё! Я даже не уверена, был ли это маленький ребёнок или какой-то покемон!! А там столько важных вещей, столько важных вещей! Поможешь найти? Спасибо! Спасибо-спасибо!
Ошарашенная Аврора даже ответа дать не успела, лишь подняв вверх указательный палец и желая было что-то возразить. Мол, погоди, может, к кому из служителей порядка обратиться? Или, может, попросить кого с покемоном-ищейкой? Но из-за того, с какой надеждой блестели чужие глазки в предвкушении, торговке ничего не оставалось, кроме как опустить голову и на выдохе сказать тихое "хорошо".
В следующую секунду литвик возле ноги Сонхельм прозвенела. Возмущённо, как поначалу показалось её тренеру, но нет. Эмоционально и вдохновлённо. Потом своей маленькой рукой она показала в сторону следов, к которым добавлялся ещё и длинная борозда. Словно кто-то что-то долгое время волок.
- Умница, Лабелль! - наградила похвалой литвика торговка, после чего кивнула на следы уже девчонке с косичками, - Видишь? Вон, следы! И, кажется, совсем-совсем свежие. Пойдём?
Девочка фыркнула. И с места сдвигаться, пока не двинулась сама Аврора, не стала. В тот момент Сохельм начала понимать, что девочка ведёт себя крайне чудно и странно. Она не пошла по маленьким следам, которые очевидно были оставлены лапками покемона. При том совсем-совсем некрупного. Да и... Покемон не особо-то умел воровать, раз оставил за собой столь явную дорожку. Да что там, любой прохожий мог бы по ней пойти. Просто Авроре повезло быть первой, кто услышал и подошёл помочь. То недолгое время, пока двое шли по следам горе-воришки, проверялась выдержка Солхельм. Нытьё по поводу того, какая она слепая и непутёвая, нытьё о том, как сложно вообще жить и за всем уследить, страдания по поводу забившегося в ботинки песка. Кажется, сказано было ещё что-то в адрес маленькой Лабелль, но это Аврора великодушно пропустила мимо ушей. Не хватало ей ещё на такое реагировать, увольте - она была выше маленького и не думающего, что он говорит, подростка. Для неё вообще был возмутительным тот факт, что родители отпускают детей в путешествие тренера так рано. Человек ещё не осознал себя, слаб, упрям, но его кидают в мир, полный различных и зачастую опасных существ, которых эти самые дети могут ловить, дрессировать, воспитывать. В окружении таких же подростков все эти дети могли творить невероятное. И это даже пугало. В кого подобные люди могли вырастать? И что они могли делать, воспитывая мощных монстров? Подобное положение действительно пугало, тем более ту, что не была сильно увлечена сражениями. Может, это было лишь пока, правда? В конце концов, новая глава её жизни только-только началась.
Вместе с незнакомкой (ни одна, ни другая ни удосужились спросить имени друг дружки - Аврора сейчас в силу определенных обстоятельств не желала распространяться) они завернули за небольшой выступ для того, чтобы найти там воришку. Девочка тут же сжала кулачки и с недовольством посмотрела на покемона, которая нагло копалась в чужой сумке. Судя по виду, она была нагружена чем-то совсем тяжелым - какими-то камнями? Может, ракушками, и эта забавная девица в комбинезоне была коллекционером?
- Лабелль,- шепотом сказала торговка, - Используй уменьшение. И подойди вплотную. На всякий.
Свечка, довольная приказом, тихонечко и по-призраковски уменьшилась в размере и крохой поползла к вору. В этот самый момент Аврора присела, оттащив деваху за ворот к себе. Она приложила указательный палец к губам, мол, будь тише. А я сама и разберусь. Но девочка возмущённо огрызнулась, на что забавный покемон, похожий на хорька или куницу, вздрогнула, подняла голову, демонстрируя в лапках почти доеденное печенье, а затем, взявшись за ремешок, дала дёру. Ну, попыталась - сумка и правда оказалась слишком тяжела.
- Побей её! Давай! - с каким-то садизмом даже крикнула "подросток", но Аврора, лишь сощурив фиалковые глаза, тихо кашлянула в кулак. Миенфу, кажется, так звали этого покемона, не могла даже толком сдвинуть сумку с места сейчас - кажется, совсем выдохлась.
- Не думаю, что стоит так жестоко относиться к столь маленькому созданию, - скептично отметила Солхельм. Она не хотела отпускать воришку, не проучив её, но было очевидно, что такой проступок жестокого наказания не требует. Она же совсем маленькая! Аврора дала другую команду крошке-литвик, что была рядом и была незаметной в силу своего небольшого размера, - Лабелль, напугай ка гостью!
Атака, чьей задачей было не причинить вред, но заставить бойца испугаться. Литвик резко увеличилась в размере прямо перед миенфу, оттягивая нижнее восковое веко и корча рожицу. Еще и пламя устрашающе затрепетало. Но подобным боевую девчушку, кажется, не напугаешь - отставив ремешок сумки, она попыталась ударить восковую Белль Только вот атака просто прошла мимо - литвик всё ещё была меньше своей обычной формы, да в придачу подобная "простая" атака ей ничегошеньки не сделает. Довольная своими способностями, свечка лишь высунула свой голубоватый язык и скорчила рожицу. Кажется, это раззадорило миенфу - та попыталась ударить уворачивающегося маленького призрака снова.
В это самое время девочка попыталась забрать то, что принадлежит ей, выходя из укрытия с другой стороны. Она хотела забрать свою сумку, стараясь не привлекать внимания боевой куницы. Вмешаться пришлось самой Авроре - она тихонько вышла, присела на корточки и достала из своей же сумки небольшой бант сиреневого цвета. Она планировала надевать его вместе с одним платьем, под цвет своих же глаз. Впрочем, у неё ещё мелких украшений предостаточно, да и как тут не помочь той, что желает выглядеть милее?
- Слишком много украшений не пристало носить леди, - тоном старшей сестры, поучающей младшую, сказала Сонхельм, пока Лабелль с гордым "фе" снимала несколько мелких украшений с макушки новой знакомой. Та ошарашенно посмотрела сначала на свечку, а после и на протянутый бант. Небольшой шажок вперёд, и боевая миенфу неловко перебирает передними лапками, кажется, не решаясь взять подарок. Аврора, мягко улыбнувшись от подобной реакции, лишь осторожно закрепляет бантик на левом ушке.
- Вот так. Мило, один бантик тебе, определённо, к мордочке! - леди тихо рассмеялась, выпрямляя ноги и переведя взгляд на незнакомку. Внимательный глаз торговца наконец заметил то, почему девчушка всё время вызывала какие-то беспокойства. Сумка была тяжелой из-за множества переливающихся в ней драгоценных камушков, а на поясе, что извлекла девочка с косичками, были шесть покешаров. Черных с желтыми полосами. Нехорошо это, обманывать торговца. Как они с Вирдом доберутся до города, нужно будет поспрашивать. Может, об этой странной девушке что-то и слышали. Но это потом. Сейчас играем пьесу дальше - все спасению рады, и никто ничего подозрительного вовсе не заметил.
- Вор оказалась просто немного голодной маленькой леди, - рассмеялась Аврора, принимая благодарность от незнакомки. На обратном пути, возвращаясь к Олдрику, перепроверяя на всякий состав сумки - не украдены ли деньги или ещё какие вещицы. Лабелль поднята на руки, что безумно рада тому, что они наконец уходят от такой близости к морю спустя минут двадцать, но ни одна, ни вторая, кажется, совсем не замечают, что за ними теперь следует и третья юная леди, перебегая из укрытия в укрытие и то и дело выглядывая. Стеснительно, но с явным любопытством.

Отредактировано Aurora Solhelm (2018-03-26 12:25:43)

+3

4

Вирда не назовешь экспертом по эмоциям. Детям – тем более. Но детский, а точнее девичий, крик Олдрик узнал сразу. Было что-то в этом театральном надрыве… Фальшивое? Излишне артистичное? Наигранное. Так звать на помощь могут либо маленькие дети, столкнувшиеся с самой «страшной» бедой в своей жизни, либо отпетые лжецы. И мрачный потомок семьи Вирд откровенно сомневался к какому именно случаю относится этот крик. Олдрик задумчиво мотнул черной челкой и сделал несколько шагов вслед Авроре, высматривая причину крика и саму кричащую. Пляж – довольно хлебное место для всякого рода жуликов и хитрецов. Пусть большое количество отдыхающих на белом песке и не грозило слишком мягкосердечному ротозею окончить ситуацию смертельным исходом, но отвлеченный на просьбу о помощи оный ротозей вполне мог лишиться многих ценностей или покемонов. Литвик Авроры не дастся в чужие руки, да и сама девушка далеко не мягкая и плюшевая клефа, какой выглядит, но перестать наблюдать за разворачивающейся сценой Олдрик не мог. И только проследив смазанную цепочку следов по песку и убедившись, что не удавшаяся невеста взялась за дело с исключительно торговой хваткой – чуть отошел в сторону, продолжая меж тем в пол глаза следить за пляжем. Осторожность не повредит. Ни странное поведение ребенка, ни доносящиеся даже до сюда вопли без капли конкретики смущали мрачное светило ума Вирда. Да и будет, чем занять себя – похоже все это может затянуться относительно на долго…
Парень снова бросил взгляд на занятую шпионским прижиманием пальца к губам девушку и с сомнением перевел глаза на небо. Терпение его, конечно, границ за всю жизнь так и не показало, но будет ли терпеть солнце, клонящееся к горизонту? Дети… оставались детьми. Пытаться строить догадки об их поведении и руководящих принципах было равносильным вождению вилами по воде. Мало полезно, говоря прямо. Аврора, даже со всем своим обаянием и убедительностью могла задержаться и на десяток минут, и на час. Добрая душа, с нее станется устроить целый сеанс психотерапии прямо на пляже или устроить публичные разбирательства с незадачливым воришкой, выступая сразу в роли судьи, прокурора и адвоката. Любопытно, кому придется приводить в исполнение приговор?.. Руки Олдрика скупо исчезли в карманах пальто, бренча металлическим их содержимым. Пальцы рефлекторно принялись перебирать попадающиеся монетки, оглаживая и воскрешая в памяти Вирда их вид и особенности. Не самый худший способ занять руки во время ожидания – голова-то и без этого занятия была вечно загружена.
Травленый кислотой кругляш. Мелкая монета с вытертым гуртом. Чуть крученая. С высверленной дырой – чей-то бывший талисман, найденный в лесу. С вмятиной на аверсе. Сверкнула и пропала, зажатая в кулаке, еще одна монета, вытащенная на свет. Пропала – и снова блеснула в лучах солнца, точным щелчком пальцев подброшенная вверх. Олдрику было безразлично чем себя занять. Пройтись по дороге туда-сюда, дождаться Авроры прямо здесь, опасаясь вмешиваться не в свое дело – слезы не были его коньком, как и способы их прекращения. Всегда и везде будет что-то любопытное. Отходить не хотелось – пусть даже тут совсем недалеко и девушка останется под присмотром. Стоять на месте, подставляя черную макушку не самому ласковому солнцу – не хотелось в равной степени. Чашу весов в сторону прогулки отчасти даже перевешивал свежий морской воздух, успевший надоесть хуже незваных гостей. Разыщется ли рядом местечко, где запах океана уже не будет слышен?
И брошенная монета, как отмашка – попытка выбрать, положившись на судьбу. Какая глупость. Олдрик не доверил бы случаю даже такую малость.
Серый металлический круг монетки ударился в заранее раскрытую ладонь и именно это заставило Вирда задумчиво моргнуть, разглядывая кусочек металла будто впервые. Не поцарапанная, нигде и никак не поврежденная, выпущенная два года назад монета даже почти не затерлась от частых прикосновений, продолжая отражать свет своими блестящими боками. Ничем не отличная от остальных – ни формой, ни весом. Должна была упасть ровно по центру ладони… Олдрику не нужно было быть великим фокусником, чтобы это определить или подстроить. Но монета упала чуть правее. Ветер? Ну да, дующий совсем в другую сторону. Что-то действительно с монетой?
Олдрик снова моргнул, уже с сомнением, и снова подбросил монету, на сей раз и сам развернувшись правее. Упала она на сей раз чуть ближе к фалангам пальцев. Странно. Но занимательно. По крайней мере – появился повод поразмыслить над чем-то еще, кроме желания себя чем-то занять. Забренчали, появляясь на свет еще несколько монет в широкой горсти и одна за одной снова отправлялись в полет. Шаг в сторону, куда отклонилась при полете монета. Короткий миг, пробежка пальцев по краям, определяя какую именно монету собираешься бросить. Щелчок ногтя по металлу. Еще шаг – повторить процедуру. Еще шаг. Еще одна монета. Пока накопленная дюжина мелочи не упадет в дорожную пыль, исчерпав простор для экспериментов.
Собирая оброненную мелочь и отмечая в голове насколько монеты отклонились от начальной точки опыта, Олдрик думал. Вспоминал. Путеводители, описания повадок и особенностей покемонов, прогноз погоды на ближайшие дни, расположение подземных электропроводов. Благо последние добросовестно обозначались желтой табличкой с запретом раскопок. Очень мило со стороны электриков, право слово. Зачем? Забравшийся в телефон Олдрик пока и сам до конца не мог ответить, просто подмечая краем громоздкого сознания отдельные факты и их важность, не сплетая их пока в единую систему. Успеется. Не смотря на проходимость нейронных троп – мысли спешки не терпели. В разуме Вирда так точно – расплескаешь еще, упустишь интересную искорку. Выискивай ее потом, подстегиваемый упрямством и любопытством, в топи собственной памяти.
Как он уже говорил Авроре – близость города приманивает сюда электрических покемонов. Настоящий бич энергетиков и причина немалого количества потерь драгоценной энергии. Магнемайты и их эволюции, в основном. На подстанциях даже намеренно устраивают кратковременные пробои на особой частоте, неприятной этим металлическим магнитам. Все равно что высыпать добрую горку соли на вкусный и воздушный кусочек торта. Гадость-гадость-гадость. Намучаешься, пока сумеешь убрать слой соли и добраться до неповрежденной начинки. Аномальное поведение монет можно списать как раз на это, ведь четкого времени отпугивания покемонов от силовых линий никто не знает. Разве что отследить по пикам энергопотребления в городе, но кто даст парню такую информацию?.. Это было первым вариантом. И не самым вероятным. Почему?
В Синно тепло. Это - во-вторых. В некоторых его районах, по крайней мере. Даже жарко. Что странно, учитывая близость огромного теплообменника-океана. Такой массив воды как тепловой буфер. Пожирает тепло днем, отдавая его ночью.  Днем рядом с водой должна быть комфортная температура, а по личным ощущениям сейчас слишком тепло. С погрешностью на теплые свитер и пальто, разумеется. Олдрик все равно комфортно себя чувствует при большинстве температур. Да и прогноз погоды явно ниже на пару градусов, хотя и без термометров трудно сказать наверняка. И это - в-третьих.  Осталось вспомнить, не барахлил телефон в самом начале двадцать второго маршрута и проверить, работает ли он сейчас. И это - в-четвертых. Когда что-то случается по отдельности, самостоятельно, без оглядки на прочие происшествия и причины — это вполне логично и понятно. Не вызывает подозрений, а желание размышлять порождает только в подобных Олдрику. Совпадения. Пустяки-нелепица. Когда что-то происходит одно за одним, едва ли не в унисон, когда одно событие крючком тянет за собой следующий кусочек полотна - это уже Система. Злокозненная, вполне возможно. Как вылетевшие в квартире пробки, отбитый в темноте мизинец о комод, что вообще не должен был стоять на твоем пути и упавший на голову цветочный горшок с дремлющим в нем карнивайном. Тут уже можно заподозрить все, что угодно. Шкодящего призрачного покемона, например. Впрочем, Олдрик подозревал отнюдь не проказы загулявшего здесь призрака.
Магнемайты и магнетоны очень любопытные покемоны. Не только из-за своей природы и физиологии или возможностями до некоего порога пренебрегать силами гравитации. Хотя отчасти - именно из-за последнего. Создаваемые стальными покемонами магнитные поля позволяют им ограниченно парить в воздухе. Эти же поля вносят помехи в работу электрических приборов. Сила же полей сковывающих вместе магнетонов обычно достаточно велика, чтобы поднять температуру окружающего воздуха на пару градусов. Не говоря уже о разного рода магнитных аномалиях, что могут появляться при достаточном количестве этих покемонов. Возможно, они и не должны достигать дороги – чревато это, прокладывать высоковольтный кабель -  и стол и дом для магнемайтов - так близко. Из-за покемонов в большей степени и опасно, одно дело – поддерживать популяцию к вящей радости тренеров и ловцов и совсем другое – подвергать опасности простых путников.  С таким количеством электрических гаджетов никому не захочется прорываться с боем через десяток алчных до тока покемонов. Но если на подстанции решили отогнать совсем обнаглевших нахлебников – одна или две ватаги вполне могли оказаться достаточно близко, чтобы своим влиянием затрагивать мимопроходящих. Оттого неправильно падают монеты, давит на виски жара и оттого захлебывается помехами и хрипом голос бодрого ведущего радиостанции, к которой для проверки подключился Олдрик.
Вот и вся догадка. Вирд немного прошелся по дороге, вымеряя сторону с наибольшим количеством помех и ходко скрылся в подлеске, отключая телефон и сопровождаемый внимательным взглядом неотступного бронзора. Судя по взгляду, он уже и сам обо всем догадался и без всяких проверок и экспериментов слишком любопытного и упрямого тренера. Да и сам Олдрик уже под конец метания монет окреп в своих подозрениях окончательно. Но отступиться, не убедившись и не проверив точность собственных догадок закончить изыскания не мог.  Стоили ли время и затраченные усилия этого? Пожалуй. Отчего бы и нет. Хотя бы ради самого процесса размышлений.
Окружающий лес производил неприятное впечатление. Точнее производил бы на обычного человека, не будь Олдрику все это безразлично. Слишком равное пространство между деревьями. Отсутствие валежника, аккуратно собранный в кучи мелкий мусор – судя по количеству его часто убирают и вывозят. Не было среди этих деревьев… Жизни. Не больше чем в глазах Вирда. Как-то сразу становилось понятно, отчего здесь в основном водятся электрические покемоны. Они меньше боятся присутствия человека и куда более безразличны к особенностям окружающей среды. Лес не казался живым, а от того в нем не находили пристанища покемоны прочих видов. Слишком близко к городу, слишком близко к популярной дороге и пляжу. Желая сбежать от суматохи города, жители Санишора сами приносили город с собой. Это было забавным. Поучительным, возможно.
Были в этой стерильной не-жизни и свои плюсы. Не путались под ногами корни деревьев, не приходилось тщательно смотреть на зеленый покров леса, выискивая кочку или нору покемона. Расстояние между деревьями в то же время позволяло не слишком мучиться с мешающими проходу ветвями. И если обычному прохожему, хотя бы раз в жизни видевшему настоящий лес, окружающая зелень могла внушить неуютное чувство – вряд ли исконно городской житель вообще смог бы понять разницу - то Олдрик ощущал себя вполне комфортно. Ему нравился этот лес, своей попыткой подчинения дикой природы, размеренностью и четкостью. Пусть парень и искренне любил дикую чащобу родного Накрина, с едва ли не срастающимися стволами старых елей, толстым ковром хвои под ногами и темным зеленым пологом над головой, что не пропускал света и дождя, но и этот лес считал по своему красивым и достойным внимания.
Лесные тропки, едва заметные, сами ложились под ноги. Подошвы аккуратных ботинок по привычке переступали мелкие опавшие веточки, что собирать и убирать никто не станет. Голова вовремя вжималась в плечи, а спина сгибалась, пропуская над собой очередную ветку. Вирд касался стволов деревьев, вовремя подмечая и минуя истекающие смолой-кровью ранки. Тут, похоже, сражались. Пару недель назад, судя по слою натекшего сока и успевшим засохнуть надломанным веточкам. Олдрик привык к лесу, изучил его с детства, будто очередную книгу, хотя от него и трудно было ожидать грации прирожденного охотника и хищника, глядя на угловатость и резкость движений. Ни грации глэймяу, что с мнимой ленцой тянет лапы в сторону пролетающего мимо пиджи. Ни скорости и дикой силы озверевшего хоундума. Не охотник – добыча и добыча совсем ничтожная, не стоящая затраченных на нее сил. Что стоит, в самом деле, поймать, предугадать его изломанные движения, обскакать его неловкую фигуру, играючи дотянуться до длинной, нежной шеи, пачкая ворот серого свитера горячим и липким. Странное заблуждение, на самом деле. Говоря об охотниках, природных убийцах, всегда почему-то вспоминают изящные и притягивающие обводы млекопитающих или ящеров. Блеск когтей мяута или гипнотизирующий взгляд арброка. На худой конец – кровожадный клекот ноктаула.
Почему никто и никогда не вспоминает насекомых?
В Олдрике ничего не менялось. Все же, он действительно не был хищником. Ни по своей природе, ни благодаря вбиваемым в голову опасным знаниям и привычкам. Не было вообще ничего такого. Та же расслабленная поза, те же безвольно опущенные руки. Выжидательно напряженные веки, тот же скучающий и одновременно любопытствующий взгляд. Никаких разительных или мимолетных перемен, заметных даже самому внимательному наблюдателю. Хотя возможно, размышляй кто-то сейчас так же, как и Вирд о природе разного рода хищников, то и смог бы разглядеть в молодом человеке несколько едва заметных черточек, небольших штрихов, что на фоне подобных мыслей стали более явными.
И в них… действительно не было ничего от гордых теплокровных убийц. Олдрик будто пробовал воздух мнимыми усиками на вкус, дожидался отблеска света в недвижных фасеточных глазах. Не готовность к броску, не азартное ожидание, нет, скорее – странная расслабленность, готовая обернуться резким рывком и хваткой на чужом горле. Резкость в движениях и вместе с тем четкая размеренность. Неживой и ничего не выражающий взгляд вечно задумчивых глаз, длинные пальцы – словно сегментированные лапки перебирающие пустое пространство перед собой. Большую часть времени застывшое маской лицо… Было в этом одновременно и что-то совершенно естественное, природное, и потустороннее, будто странно медленный и прерывистый поворот пустого тела шединьи. Ты знаешь, что нет причин ее опасаться. Что она не бросится на тебя, эта мрачная и ленивая шединья. Не сможет физически, не будет подстегнута голодом и инстинктами – какой голод у пустой оболочки может вынудить ее лить кровь? Кровь – не заполнит внутреннюю пустоту. Тела ли, разума. Ощущения собственной неполноценности. Памяти. Памяти… Что угодно, но не кровь. Но давящее изнутри черепа ощущение не позволит совершенно спокойно смотреть на обводы бурого тела, в заплывшие щелочки навечно закрытых глаз. Хотя, какой фантазией нужно обладать, чтобы придать именно такую форму привычкам и причудам Олдрика? Провести параллели с насекомым? Ну. Фантазией самого Олдрика. Какие мысли не посещают только его голову.
Вирд улыбнулся, вполне возможно, что даже искренне, натягивая на лицо единственную доступную ему эмоцию. Длинные пальцы барабанной дробью пробежались по носу и правому шраму, а взгляд ярко-голубых глаз плавно перетек на округлую фигуру бронзора. Олдрик знал, что читать мысли ему не по силам, сейчас, по крайней мере. Но учитывая схожесть их мышления, мог ли древний покемон и сам задумываться о подобных сравнениях? Впрочем, этих мимолетных причуд для отнесения парня к ужасным и мерзким насекомым могло хватить только очень мнительному существу. И Олдрик скупо надеялся, что подобную черту Лимб не перенял. Еще не хватало, чтобы это стало статистикой.
Как не хватало и влететь прямо в ватагу скучающе парящих над зеленой травой магнемайтов. И одного магнетона, что важно гудел магнитным полем возле той черты, где начинался уже настоящий, схоронившийся от людских рук, лес. Он был уже совсем близко. Более того, оставался незамеченным, успев приметить и осознать металлический отблеск и едва слышное гудение средь листвы. Это была неширокая просека, как раз на границе стерильного и настоящего леса. С железными столбами, травлеными ржой и отмечающими пролегающий здесь кабель. Линию, пучок – не суть, Олдрик забрался так далеко от дороги не ради неожиданной ревизии электрической сети Санишора. Ради собственного любопытства, озвученных Авроре причин и... Пожалуй, действительно ревизии. Только относящейся к популяции отдельно взятого вида покемонов.
Подсчет занял пару минут – в основном из-за необходимости незаметно перемещаться между деревьев, желая рассмотреть всю просеку. Магнемайтов оказалась четверо, громоздкая и притягивающая взгляд своей аморфностью фигура магнетона всего одна. Олдрик снова погрузился в раздумья, скрывая свою приметную фигуру за деревьями. Ему было любопытны мотивы этих причудливых созданий, привычки. Почему здесь собралось ровно столько покемонов? Магнетон-вожак прогнал всех остальных, подпуская к кормушке только подопечных? Или ведомые холодной, как их металлические тела, логикой покемоны остались на участке, что мог прокормить именно это их количество? Стоило ли связываться с ними? Олдрик сомневался. С одной стороны, Вирда привлекало их мышление, причуды, скрывающиеся в нем. Странный вид и чудовищный облик после эволюции. Одно становилось многим. И это многое вновь спаивалось воедино – кому как не магнемайтам понять его мыслей и желаний? С другой стороны – опасность, что эта группа собой представляла. Возможно его уже заметили, но ободренные своим количеством не посчитали нужным уходить. Род магнемайтов вообще неохотно идет на контакт, избегая встреч вообще, или яростно защищая себя во время опасности. Покедекса не достать, не проверить уровень плавно покачивающихся металлических шаров. Стоит ли риск возможности заполучить такого интересного покемона? Стоит ли связываться с силами магнетона? Ради того, чтобы отнять одного из его подопечных. Подопечных ли? Олдрик коротко оглянулся на лазоревую фигуру Лимба и еще глубже нырнул в свои мысли. Один бронзор такой схватки не потянет. Стоит вернуться, дождавшись Аврору и Лаббет? Долго. Не факт, что поможет – даже вдвоем они не соперники магнетону. Остается так же неизвестным состояние девушки и покемона после неожиданного порыва Солхельм помочь. Вряд ли что-то серьезное может случится. Ушел он не так давно, вокруг люди, город недалеко. Не стоит проявлять чрезмерную опеку. Как и принимать в расчет чужую помощь. Не стоит, то есть. Впрочем, кто сказал, что это будет честный бой, как на аренах и тренировках? Кулак на кулак, поглядим чей дюже? Благо, кулаков ни у бронзора, ни у магнемайтов не было. Вывести на некоторое время из игры магнетона гипнозом, отступить, поведя за собой по уже пройденному пути магнемайтов – главное не забредать на неизвестную территорию – пользуясь деревьями как помехой и постепенно нанося урон. Вокруг ветви, разогнаться можно только у самой земли, поражать их с Лимбом электричеством или звуковым ударом тоже выйдет только на короткой дистанции. Иначе – всегда есть шанс не попасть или увернуться. Могло сработать. Нужно только было по пути выбить большую часть преследователей и во время боя отойти как можно дальше от просеки – от гнева магнетона. Риск? Не слишком оправданный? Да пусть их. Олдрик был человеком исключительно заумным, а не логичным. Логика вообще все часто делает менее любопытным и интересным. Нередко и наоборот. Парадоксы. Весь Олдрик состоял из них.
Атака началась подло и неожиданно. С броска кстати подвернувшегося желудя в блестящий бок магнетона. Это было неожиданностью, судя по тому, что покемон далеко не сразу повернулся в их с Лимбом сторону. Подлость же покоилась на дне ритмично мерцающих фиолетовым глаз бронзора. Неяркий свет расходился кругами, снова сходился возле зрачка, перемигивался, затухал и снова продолжал литься. Олдрик следил за этим лишь краем глаза, но даже его вечно сонное сознание проняло волной еще большей сонливости. Гипнотизируемый магнетон только засыпал, бестолково подергивая точками зрачков и покачивая магнитами, как палец Олдрика тут же указал на ближайшего покемона, обрушивая на него отведенную бронзору психическую силу. Удар смятения не возымел хоть сколько-то заметного результата. Да и должен ли был? Главным было закинуть крючок, потянуть… И вовремя откинуть в сторону метафоры, прячась за деревом от шоковой волны. Рыба, интересно, не сожрет рыбака вместе с удочкой?
Эта мысль проскочила мимолетно, почти не задерживаясь перед мысленным взором Олдрика. Не до того было. Приходилось по памяти пятиться назад, следя за движением оскорбившихся таким непотребством магнемайтов.
- Ветвь. – голос ситуации отнюдь не подходил. Как и скупой взмах рукой на ближайшую ель. Спокойная хрипотца как-то не вязалась с электрической вспышкой, что полыхнула от одного металлического тела к другому. Бронзору вообще можно сделать больно? Мистической бронзе? Не больше, вероятно, чем опущенная слабым телекинетическим толчком ветвь дерева причинила вреда магнемайту. Зато вполне успешно перегородила обзор его сородичу.
- Нижний. – Лимб ударил снова, стараясь прижать к земле, заставить споткнуться и зарыться в дерн подлетающего под опущенной ветвью покемона. Отдаленный гул в заложенных ушах, отблеск розовато-сиреневого сияния, а злосчастный шар только нелепо клюет одним из магнитов к земле.
Плохо.
Олдрик не переставал думать, это было не в его природе. В настоящем бою это уже стоило бы ему головы – текучим мыслям не место там, где даже рефлексы могут не успеть. Но за него сражался Лимб, снова принимая на себя электрическую вспышку. Закоптился. Парень словно играл в очень быстрые шахматы, за той лишь разницей – что шахматы ужасная игра, столь же относящаяся к настоящим логическим битвам, как трос лифта к судьбам мира. Олдрик не переставал думать и что-то в размышлениях о атаках бронзора казалось ему странным. Лимб никогда не сталкивался с магнемайтами? Да нет, они существуют по меньшей мере три тысячи лет. Или никогда не сталкивался с ними в бою?
- Не так. – новый заряд электричества столкнулся с брошенной парнем прямо в глаз покемона горстью монет. Если порождаемые магнемайтами поля исходят именно из их магнитных конечностей… Вспышка, момент дезориентации и безвредно ушедшая вниз атака вместе с враз нагревшимися монетами. И тут же рядом возникает еще один. …то лучшего момента для ответного хода не придумать.
- Бей в магнит. Сейчас. Левый.
Пленка телекинеза, будто цветастый кусок целлофана, тут же обернула левую конечность электрического покемона, заставив его резко вильнуть в сторону, протаранив своим телом собрата. Задел всего немного, вскользь, почти тут же уйдя в гостеприимные объятья кроны дуба по правую руку от Олдрика. Но пример уже был показан. Дальше – проще. Перешел в наступление – развивай успех. Тем более, что половина пути уже пройдена. Переломный момент.
- Магнит. Закрути его.
Нужно было выиграть время, пока весело крутящийся в воздухе покемон, издающий яростное «Бзззззт», снова не вернулся в игру. О шуршании в кроне дерева и сыплющих оттуда искрах подумать можно и позже.
- Гипноз.
Покемон попытался отшатнуться, укрыться от затопившего глаза Лимба фиолетового света, но не успевал, поглощенный кружевом светотени. Зато успевал послать звуковой удар другой магнемайт. Атака была завершена, но бронзора буквально откинуло, завертело, как подброшенную монету – послышалось глухое гудение вошедшей в резонанс бронзы. И это за малым едва не перечеркнуло всю задумку.
Олдрик прыгнул, хватая Лимба и прижимая к груди, гася вибрации своим телом, и почти тут же упал ничком, пропуская над головой рев очередного звукового удара. Не стоит думать, что дикие покемоны глупее домашних и не понимают преимуществ смены тактики. Выплевывая травинку Вирд перекатился, тут же «вилкой» длинных пальцев указывая на обе конечности зависшего над ним магнемайта.
- Обе назад. – прозвучало ли это приговором? Нет. Ведь звуком догадался ударить совсем другой покемон. По соображениям логики требовалось ловить именно его, смышленого или просто удачливого. Удача – тоже навык. Но Олдрик отнюдь не всегда старался придерживаться логики. Не стоит рисковать Лимбом снова.
Магнемайт вздрогнул, силясь перебороть короткий всполох психосил, но не преуспел в этом, резко уходя вперед и вверх, впечатываясь в ствол дерева, да так и оставаясь висеть там, судорожно подергивая магнитами. Олдрик снова прокатился по траве, мимолетно благодаря работников за убранный в подлеске сор. Хорошо еще, что пальто не пачкается. Откинув неподходящие сейчас мысли в сторону, парень присел, избегая тарана вылетевшего из кроны магнемайта. Поразительная упертость.
- Бей. О деревья. – новая вспышка и новый толчок в не успевшего прийти в себя покемона. Впечать в то же дерево, новым всполохом отправить в длинную и толстую ветвь, заставить сбить прицел собрату. Металлическое тело мелькало то тут, то там в ореоле розовых вспышек - как шарик в старых игровых автоматах, что требовалось вогнать в лунку. Олдрик решил сконцентрировать свои усилия именно на этом покемоне, намереваясь заполучить в команду именно его. Пока у него были несколько мгновений форы. Пока были.
- Гипнотизируй. Отходим. - Прижимая бронзора одной рукой к себе, Олдрик неловко взмахнул рукой свободной, посылая сферу покебола в так и не пришедшего в себя магнемайта, что слишком близко… Стал знаком с дендрологией? Плохой каламбур.
Шаг, еще шажок, рваный скачок за дерево, спасаясь от очередной звуковой волны. Пляски вокруг да около, пока покебол либо не перестанет мигать, либо разобьется вспышкой света. Ждать-ждать-ждать. На самом деле – сейчас было легче. Не только из-за временно выбывших их игры двух противников, но и из-за смекалки магнемайтов. Как бы странно это не звучало. Блестящие шарики их тел где-то в отдалении мелькали за деревьями, не желая попадаться под гипнотический взгляд несчастного Лимба. Как вообще можно облегчить участь покемону стального типа? Разве что дать отдохнуть. Послышался глухой, удовлетворенный щелчок и Олдрик почти не глядя ринулся через ровные ряды деревьев, сцапав на бегу защелкнувшийся и разом потеплевший покебол. Бежал не к дороге – требовалось еще сбить с хвоста его разъяренных преследователей. Хотя, были ли магнемайты действительно в ярости? Почему тогда не попытались отбить плененного собрата? Или они как роботы - просто реагировали на угрозу? Возможно, не атакуй Олдрик их после гипноза магнетона – и отстали бы быстрее. Кто знает.
Вел он их максимально подлыми маршрутами. Через особо тесно росшими стволами, через кучи мусора, что с мрачным и мимолетным удовольствием пинал в лица – лица ли? – покемонов. Раз – впустую полыхнувший разряд, врезавшийся в смятую жестяную банку. Два – и в глаз покемона летит не так давно отсохшая и срубленная ветвь. Три – подгадать момент, пока противники в замешательстве и в последний раз ровно выдохнуть.
- Гипноз.

Из стерильного – хотя их стараниями уже не настолько – и не-живого леса они выбрались уже размеренно, едва ли не торжественно. Широкий, механический шаг, устало и отрешенно парящий рядом покемон. Лимб уже более-менее был приведен в порядок – оттерт и отполирован носовым платком. И не смотря на усталость – так и не согласившийся на переноску. Гордый. Олдрик и вовсе выглядел как обычно, с чего бы ему трястись от адреналина или устало смахивать пот со лба? Разве что пальто и горло свитера выглядели чуть помято, но это проблема решаема довольно легко. Пусть себе гордые хищники устало и сыто отфыркиваются, закончив свой дикий гон. Для Вирда все это – очередной любопытный и удовлетворяющий внутреннюю пустоту опыт. Всецело стоящий затраченных усилий. Судя по едва заметному блеску в глазах Лимба – тот тоже был вполне доволен произошедшему испытанию. Пусть прошедшему не столь гладко и приятно – но опыт есть опыт. Не стоит уменьшать ценность любого исхода.
Олдрик тихо вздохнул, снова с сомнением скашивая глаза на небо и на оставленную за спиной стену леса. Следовало бы узнать, сколько времени занял его суматошный бег по лесу да включить наконец телефон. Вдруг Солхельм его обыскалась? Но нет – приметная рыжеватая макушка с курчавым кружевом волос все так же мелькала на пляже, постепенно приближаясь к нему. Лаббель – надутым от важности шариков призрачного воска покоилась на руках хозяйки, а за фигурой девушки на некотором отдалении следовал кто-то еще, кого Олдрик по началу принял за еще одного ребенка. Желто-белое, под цвет песка тело, красная расцветка «рукавов» и «шаровар» и безвкусно смотрящееся сиреневое пятно на макушке. Покемон? Такие не должны водиться в этой местности. Регионе? Значит чей-то.
- Аврора. Отходил ненадолго. – Вирд склонил голову, рассматривая спутницу – будто смертоносная машина навела главные орудия на мишень. Когда девушка подошла ближе, вслед за ней сдвинулась и цветастая фигура покемона. Восхитительный уровень скрытности, учитывая, что даже неконкретный Олдрик сразу обратил на нее внимание. И узнал в сиреневом пятне бант Авроры – еще на корабле он тщательно осмотрел вещи девушки, убеждаясь, что рачительная – жадная до одури – Солхельм не взяла с собой чего-то ненужного.
- Сзади меньфу. И твой бант. Вместе. – парень с долей любопытства перевел взгляд с собеседницы на покемона.
- Подарок артистичного крикуна?

Отредактировано Олдрик (2018-03-26 13:13:28)

+3

5

Aurora Solhelm


Квест выполнен
http://serebii.net/itemdex/sprites/pokeball.png[-1], https://cdn.bulbagarden.net/upload/a/a2/Bag_Strange_Souvenir_Sprite.pngx1, Pearlx3


http://www.pokestadium.com/sprites/xy/mienfoo.gif
10 уровень

Олдрик


Покемон пойман
http://serebii.net/itemdex/sprites/pokeball.png[-1]


http://www.pokestadium.com/sprites/xy/bronzor.gif
+5 [5 ---> 10]
http://www.pokestadium.com/sprites/xy/magnemite.gif
10 уровень

0

6

Аврора не удивилась подобному взгляду - уж больно привычный. Словно сканер, тщательно изучающий малейшее изменение. Но с ней всё оказалось в порядке, а внимание привлекло совсем другое. Девушка повторила за неудавшимся женихом жест головой, да и литвик туда же, пытаясь понять, что же изменилось - выглядел Олдрик каким-то... Помятым? Или так казалось? В смысле, помято внешне, ведь еле ощутимая гордость в голубых глазах проскальзывала. Неужели, кого-то поймал? Аврора перевела взгляд на бронзовый щит, что синим солнышком висел над плечом парня. Вот ведь, что по лицу одного не прочитаешь, что у них на уме, что у покемона. В хозяина пошел. У него вся команда будет с такими каменными... Простите, металлическими личиками? Стальные, холодные, задумчивые, с ноткой любопытства, любовью к деталям. Она, лично, не представляла, как с такими покемонами вообще можно найти связь. Но в этом и были их особенности, наверное. У Сонхельм - эмоциональность. Желание узнать покемона, его личность, желания, характер, свои привычки - всё, что может хоть как-то охарактеризовать и выделить существо из толпы себе подобных. А в случае Вирда было всё совсем наоборот. Создать единое вместе с загадочными существами из покешариков - вот его главная цель. Ну и изучить мир. Насколько? Насколько позволит разум, кожа, на которой пометок ещё не было, а также насколько позволит сам мир. Судя по невесомому воодушевлению брюнета, кажется, тот всё-таки сделал то, чем гордился. И это что-то, о чём Аврора узнает чуть позже, скорее всего, наверняка играло огромную для Олдрика роль. А значит - прибавило ему сил.
Сувениром, полученным от незнакомки с косичками, она поделится чуть позже - причудливая фигурка-тотем из неизвестного материала, который вызывал у Авроры лишь лёгкое непонимание с примесью восхищения. Увы, она понимала, что это можно продать, но точно ни какую ценность эта вещица представляет. Она спросит у Вирда потом. Честно.
Лабелль свесилась с рук Сонхельм, выслушав вопрос очень мрачного по её огненному мнению столба. И действительно - она встретилась взглядом с подругой, с которой познакомилась минут десять назад. С удивлённым лицом обернулась и сама Аврора, чтобы после тихо рассмеяться. Смущённая миенфу тут же спряталась за ближайший выступ, неловко опустив ушки и поглядывая на людей. Ладно милого вида леди - вон тот, долговязый, словно хищник бездушный, смотрел на неё не то с критикой, не то с холодком. И бронзор такой же у него. Стальной и бесчувственный.
- Подарок? Нет, нет, что ты, - помотала Аврора кудрявой макушкой, - Это, скорее, зачинщица. Видишь ли...
Минуты три потребовалось Солхельм для того, чтобы пересказать только что случившуюся встречу. Опустив момент со статуэткой, конечно, хвастаясь лишь тремя сияющими жемчужинами в специальной коробочке. Не забыла она и отметить подозрительность особы, что умело обходилась с покеболлами и у которой в сумке явно было что-то... Недетское. Если только она не выполняла роль некой красной шапочки, доставляя очень и очень дорогостоящие пирожки бабушке. Никогда не знаешь, какой на самом деле окажется ситуация - люди любят скрывать правду в угоду себе.
- ... Вот так на этой маленькой леди и оказался мой бант, - закончила рассказ Аврора, опустив литвика. Та снова начала оглядывать миенфу, что чуть нахмурилась, но явно смутилась от внимания.
Рыжая поднесла ко рту кулак, задумчиво оглядывая "воровку" снова. Кто она - она не знала, откуда тоже. Но, кажется, боевой зверёк очень хотела если не следовать вместе с тренером, то научиться. Манерам, походке, поведению. Миенфу скромно сложила лапки перед собой, но, как только с неё сняли только-только приобретённый бант, раздосадованно пискнула и подняла лапки наверх, стараясь забрать тот.
- Знаешь, я думала, что наши пути с тобой разойдутся, потому и полагала, что бант останется при тебе, - хитро улыбнулась Аврора, поднося указательный палец к носику покемона. Второй рукой она достала крохотный шарик из бокового кармана, чтобы после увеличить его.
- Как насчёт того, маленькая Мей, чтобы отправиться со мной вместе? Станешь самой красивой леди, а как доберемся до города, то найдём тебе аксессуар, что будет с твоей шёрсткой сочетаться. Идёт?
Покемошка думала-думала, думала-думала, а затем, положив лапку на ладонь Авроры, кивнула, немного нахмурив свои крупные брови. Легонько касается рыжая покеболлом лба зверушки, чтобы через несколько секунд окончательно "поймать" её. Поднявшись с асфальта и не забыв прихватить с собой довольную Лабелль, у которой огонёк аж ярче вспыхнул от осознания, что у неё был ещё кто-то эмоциональный в товарищах.
- Как ты говорил? - Солхельм обернулась, глянув на Олдрика спокойным, мирным взглядом, - Озеро Валор? А! В брошюрах видела, что там обитает один из мудрецов-трио. Как думаешь, нам повезёт его встретить?..
Ответа ждать не стоило. Всё равно - то был вопрос риторический, а они только-только появились в Синно. О них ещё никто ничего не слышал и никто ничего не знал, чтобы они резко становились какими-то избранными. Зато какие фотографии были на брошюрках, просто загляденье! Интересно, в реальности озеро настолько же величественное, спокойное и притягательное?..
Лабелль раздосадованно опустила свои небольшие лапки снова. Да. Снова вода. Она уже начинала привыкать, что в этой жизни всё идёт совсем не по её планам.

===> Озеро Валор

0


Вы здесь » Pokemon: Amazing World » Санишор » Маршрут 222


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC