Pokemon: Amazing World

Объявление

Пасха `18 Очередной шаловливый покемон оставил для вас послание. Пройдите по ссылке, чтобы его прочитать!
■ Кюрем таинственно исчез, оставив после себя несколько кристаллов. Что бы это могло значить? За новостями следите в следующем выпуске «Вестника», который выйдет в печать очень скоро.
Warning!!! A wild Kyurem appeared! На просторах Амазинга появился опасный покемон, собирающийся погрузить планету в вечные льды. Вовсю собирается экспедиция для успешного устранения угрозы человечества, и если они не смогут расправиться с ним, его появление отразится на дальнейшей судьбе регионов.
■ В игру добавлены неофициальные покемоны. Ознакомиться со списком доступных неофитов можно по этой ссылке.
■ Полным ходом идёт ивент. Ещё не зарегистрировались? Успейте поучаствовать и выиграть ценные призы!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Pokemon: Amazing World » Хартхоум » Город


Город

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s2.uploads.ru/t/Ui6rs.png

Один из самых больших городов региона Синно. Здесь всегда царит дружелюбная атмосфера между покемонами и людьми. В городе также есть официальный ГИМ.


Влево - Маршрут 208
Вправо - Маршрут 209
Вниз - Маршрут 212

0

2


Н А Ч А Л О
♪ Dave Hewson  – Stigmata


«Рак лёгких».

Когда диагноз был озвучен, Кэти показалось, что отец сразу же постарел лет на десять. Он как-то скуксился на своём крошечном пластиковом стуле, втянул голову в поникшие плечи и стал похож на сморщенную перепревшую сливу. Именно тогда к девушке пришло осознание, что ничто не вечно. Родители, к несчастью, тоже. Врач не знал, что сказать и что сделать, ведь они оба застыли в своих креслах, не говоря ни слова. Они не плакали, не молились, не кинулись к врачу с расспросами. Просто оба молчаливо договорились сделать всё возможное, чтобы Дженна выкарабкалась. И этого им было достаточно — оплакивать миссис Эрншо никто не собирался.
Без мамы дом как-то резко опустел и словно бы даже стал холоднее. Её толстый и ленивый Парагли по имени Мортимер, раньше любивший беспечно развалиться на подоконнике, позволяя домочадцам время от времени почёсывать двухцветное пузо, сейчас забился далеко за диван и шипел на всякого, кто пробовал к нему подойти. Кот чувствовал отсутствие хозяйки, и оно ему не нравилось. Даже Петру он не подпускал к себе, хотя обычно позволял беспокойной крольчихе носиться вокруг и даже, что, правда, бывало довольно редко, позволял ей дёргать себя за витиеватый хвост. Теперь игры были позабыты и отложены в долгий ящик. Кот переживал и ему было плохо. Он тосковал, и все в доме это прекрасно понимали, разделяя его чувства.
Но не только кот изменился. Больнее всего было смотреть, как угасает папа — раньше он всегда спускался к завтраку первым, и когда его сонные женщины приходили на кухню, он уже встречал их с тремя чашками превосходного чая, самодовольно накручивая пышные усы на узловатые пальцы. Теперь от этого жизнерадостного человека не осталось практически ничего. Едва находя в себе силы вылезать из постели, он, прихрамывая и опираясь на стены, бродил по дому, словно тоскующий дух. Голос его стал тише, из перезвона колоколов и грохота барабанов став полупрозрачным шелестом призрачного савана по пыльному полу.
Что удивительно, даже в таком состоянии этот человек не потерял сознания. Эдгар, всю свою жизнь проработавший простым учителем математики, нашёл в себе силы не утратить надежды. Несмотря на то, что он вышел на пенсию, он продолжил брать частные уроки, всё ещё подтягивая студентов и школьников, зарабатывая деньги на лечение для жены. Думается, все, кто знал его достаточно близко, прекрасно понимали, через какие тяготы проходил этот старик, и проникались к нему всё более глубоким уважением. На фоне своего отца Кэти всегда чувствовала себя чуть менее значимой. Она любила его, но каждый раз, видя, как он переступает через себя, чтобы делать то, что нужно его нуждающейся жене, она понимала, что сама не представляет из себя ровным счётом ничего особенного.


Это утро, как и многие другие, с тех пор, как мама попала в больницу, нельзя было назвать добрым. Забрав газеты у почтальона, Кэти вернулась на кухню, где призывно скворчали яичница с беконом и источал дивный аромат свежезаваренный кофе. Странное сочетание домашнего умиротворения и тяжёлого беспокойства, сковавшего сердце. Отец ещё не спустился вниз, но девушка уже слышала шум душа. Встречаться с ним взглядом совсем не хотелось  — ей всё время мерещилось разочарование в светло-серых глазах. Но кормить отца было надо. Она не умела готовить, но изо всех сил старалась каждое утро радовать его хотя бы чашкой кофе  — уж это сделать было совсем не трудно. Впрочем, яичница тоже постепенно поддавалась её напору, уже даже почти не пригорая. Разложив газеты на столе возле любимого стула папы, девушка расставила приборы, а сама присела напротив, взяв яблоко.
Эдгар спустился на кухню буквально спустя пять минут. Окинув взглядом помещение и убедившись, что всё в порядке, а его дочь не подпалила сковородку он, усмехнувшись своим неведомым мыслям, сел завтракать.

С добрым утром, Кэти,  — тихо поприветствовал он её.  — Ты снова ничего не ешь?
Яблока вполне хватит,  — как можно жизнерадостнее отозвалась девушка.  — Тем более, что рядом с участком неплохая столовая.
Волнуешься?
Немного,  — она помолчала. — Пап, как думаешь, может, я смогу устроиться ещё и на удалённую работу? Может, в какой журнал? Или позаниматься фрилансом?
Не загоняй себя,  — Эдгар сделал небольшой глоток кофе,  — Кэти, я понимаю твои чувства сейчас, но ты не поможешь матери, загнав себя до смерти. Поработай в полиции, посмотри по собственным ощущениям, присмотрись к ситуации.
Да, это был его типичный ответ. В любой ситуации, даже в такой печальной, он не переставал заботиться и о ней. Не перетрудись, не загоняй себя. Всё это было трогательно, но совершенно не исправляло ситуацию. Впрочем, спорить с отцом девушка совсем не хотела, ему и так было непросто, не хватало ещё вести себя, как подростку.
Как скажешь, — улыбнувшись, она поставила себе мысленную галочку всё же просмотреть сайты и поднялась со своего места. — Ладно, хорошего дня, пап. Буду вечером.
И, не дожидаясь его заботливого: «Что приготовить на ужин?», девушка выскочила из-за стола, направляясь к двери.

0

3


З А Д А Н И Е № 1.


Стоило лишь покинуть дом, как ветер тут же запустил свои бестелесные пальцы в её шевелюру, растрепав длинные прядки. Прищурившись от холодного колющего порыва, Кэтрин сразу же убрала волосы в высокий хвост, оставив лишь парочку прядок одиноко свисать спереди. Зима уже отступала, однако так просто свои позиции сдавать отказывалась, поэтому тучи всё ещё заволакивали небо густой преградой, не пропуская лучи солнца. И хотя большая часть снега уже сошла, в самых укромных и тенистых местах всё ещё лежали небольшие сугробы. И тем не менее, не смотря на это, находиться снаружи было очень приятно и освежающе.
Накинув на плечи ярко-голубую ветровку, Кэт спрятала полицейскую униформу. Свежевыстиранная, новенькая, она приятно похрустывала при каждом движении. Девушка не могла дождаться начала своего первого рабочего дня — ей хотелось поскорее разносить свою униформу. Да, приятно, когда твоя рабочая одежда новенькая и красивая, но, лишь тогда, когда она растянется от времени и начнёт прилегать к телу, как вторая кожа, не сковывая движений и не ощущаясь, как нечто новое, лишь тогда это будет означать, что униформа хорошо служит своё дело. Только тогда сама Кэт сможет считать себя действительно полицейской, а не просто красивой новенькой девицей.
Петра нетерпеливо подпрыгивала возле своей хозяйки, готовая в любой момент сорваться на бег — очевидно, крольчихе тоже хотелось поскорее приступить к делу. Поэтому, она то и дело требовательно причитала, поторапливая хозяйку.
Хорошо, — с шумом втянув в лёгкие свежий утренний воздух, Кэти улыбнулась, — пошли. Мы долго этого ждали, да?
Главное отделение полиции, куда девушку и назначили, находилось не так далеко от её дома, поэтому она не стала ждать общественный транспорт или выкатывать из гаража старый отцовский фордик. Дождя или снега не было, поэтому она могла позволить себе дойти до новой работы пешком. Тем более, это было даже полезно, ведь кто знает, удастся ли ей выйти на пробежку сегодня вечером? Вдруг она так сильно устанет после работы, что сил на то, чтобы выйти на ежедневную прогулку попросту не останется? Разумеется, бежать до полицейского участка она тоже не собиралась, но быстрый шаг тоже мог сойти за вполне приемлемое занятие.
Знаешь, — обратилась она к банири, вприпрыжку следовавшей за хозяйкой, — не знаю, как ты, но я вот совсем не волнуюсь. У меня просто в голове никак не уложится, что вот, наконец-то, я начну работать.
Крольчонок что-то одобрительно пискнула, перепрыгнув небольшую лужицу. Судя по всему, она выражала своё согласие. По крайней мере, взволнованной Петра точно не выглядела. Скорее всего, покемона обуревали примерно те же чувства, что и саму Кэтрин — предвкушение, радость и нетерпение. Наконец-то они обе станут кем-то чуть более важным в общественном строе. Займут немного более высокое положение в системе правопорядка, а значит, на шаг приблизятся к своей мечте сделать мир чуточку светлее и приятнее.
С добрым утром, миссис Лэндри, — воскликнула девушка, заметив соседку, выгуливавшую Трину, свою немного заносчивую фурфроу. — Здравствуй, Трина, замечательно выглядишь.
Пожилая женщина обожала её, постоянно меняя своей питомице стиль шёрстки. Почти каждый месяц Трина красовалась с новой укладкой — денег на неё миссис Лэндри никогда не жалела. Вот и сейчас собака горделиво вскинула голову, продемонстрировав Кэти с Петрой две кремовые косы и шляпку, украшенную кокетливым бантиком. Элегантный воротничок и мех на лапах, кремовые, под цвет шляпки, скорее напоминали некий футуристичный костюм, чем натуральную собачью шерсть. Завершали картину сияющие розовые ботиночки, любовно обутые на все четыре лапы покемона, дабы Трина не промокла, гуляя по влажной траве. На взгляд Кэтрин, подобные ухищрения были излишни, хотя она не могла отрицать, что выглядела фурфроу просто великолепно. Услышав комплимент от девушки, она немедленно завиляла подстриженным хвостом и тихонько, можно даже сказать, вежливо, тявкнула.
Петра, дёрнувшая ухом в знак приветствия, как-то чересчур внимательно уставилась на сапожки фурфроу. Слишком внимательно. Кажется, что крольчиха, взъерошенная и лохматая, вот-вот рассмеётся, глядя на такую фифу.
О, с добрым утром, мисс Кэти, — приветливо отозвалась старушка, останавливаясь ради короткого соседского диалога. — Куда же вы в такую рань? Неужели, опять бегаете?
Снег сошёл, так что, неплохо было бы возобновить тренировки, но к сожалению, не сегодня. Я вообще иду на работу — меня приняли в полицию, сегодня первый день.
Ах, замечательно! — старушка всплестнула руками, поправив при этом чуть съехавший розовый шарфик. — Я же помню, что вы весь год так упорно учились в этой полицейской академии. Рада, что ваши старания окупились.
Спасибо. А вы как?
Потихонечку живём. Сводила сегодня Трину к стилисту, у них там новый стиль. Каждый раз что-то новое придумывают, за модой и не угонишься.
Этот дизайн мне нравится больше предыдущего, — уклончиво заметила Кэтрин, с неким внутренним отвращением вспоминая прошлую ядрёно-красную стрижку, при взгляде на которую легко можно было словить приступ эпилепсии.
Да, мне тоже этот кажется симпатичнее. Они называют его стиль «Дебютантка». Чего только не выдумают, пока запомнишь все эти названия, так и состариться успеешь.
Не прекращая улыбаться, Кэтрин покивала, в знак согласия — да, мол, стиль нынче такой, мода изменчива, за веяниями трендов не угнаться. Ей всегда было в радость развлекать старую соседку своими разговорами, тем более, что дама она была милая и сердечная, а ещё вкусно готовила печенье. Но сегодня время поджимало, поэтому бежать было уже просто необходимо. Она ведь не хотела опоздать в свой первый рабочий день.
Что же, время не ждёт, — напомнила она соседке. — Ещё увидимся, миссис Лэндри. Пока, Трина!
Ох, да, конечно. Всего доброго, мисс Кэти, обязательно расскажите, как у вас дела в следующий раз.
И вы к нам заходите, — распрощавшись, девушка продолжила свой путь, махнув банири, мол, пойдём. Петра словно только того и дожидалась, сразу же встрепенувшись и заскакав вниз по дороге.
Ох уж эта миссис Лэндри, — с лёгким, но не злым смешком воскликнула Кэтрин, когда пожилая соседка скрылась за поворотом. — Ну не понимаю я, зачем такие навороты.
Петра что-то проскрежетала, подпрыгнув чуть выше, чем обычно.
Ты тоже думаешь, что я не настолько современна? — весело уточнила девушка. — Вот не надо, никто не может быть более современным и модным, чем миссис Лэндри. И никому не угнаться за её чувством стиля.
Банири фыркнула и нараспев, чуть саркастично, но с ноткой понимания, протянула уверенное: «Ба-а-а-а-а-а-ан!».
Да, пожалуй, ты права, миссис Лэндри настолько обогнала нас в чувстве стиля, что живёт в далёком будущем. Нам же остаётся только вздыхать из своего прошлого.
Нет, Кэтрин не насмехалась над старушкой. Напротив, ей импонировала её чудаковатость, но иногда, особенно в компании своего же питомца и напарника, она не могла удержаться от пары шуточек в её сторону. Это не мешало девушке искренне любить соседку за то, что она всегда была добра к их семье, сколько Кэти себя помнила. Кроме того, она была хорошей подругой мамы, и поддерживала их семью в это нелёгкое время.
Ладно, что мы, как две сплетницы, — тряхнула девушка головой, пиная носком ботинка небольшой камешек. — Давай лучше подумаем, каким будет первый день. Как думаешь, что нам дадут делать?
Банири пнула камешек в ответ, возвращая его Кэтрин.
На примере Сильвии мы уже знаем, что ничего важного новичкам не дают, — засмеялась девушка, снова пиная камушек, передавая его банири. — Ну помнишь, как она всё пыталась устроиться в отделение покрупнее, чтобы важных дел побольше было? А в итоге, говорят, возится с бумагами.
Покемон снова вернула камешек хозяйке, что-то довольно яростно пробурчав.
Я тоже не хочу возиться с бумагами, — согласилась Кэт. — Вот на что угодно готова, кроме этого. Правда.
Наверное, ей и правда не стоит рассчитывать на что-то более интересное, чем разбор бумажек в офисе или инструктаж, что и как работает и где находится в отделении. Первый день, всё же, нигде не отличается разнообразием. Особенно, если ты только выпустился из академии и ещё не готов столкнуться с реальной жизнью и её ужасами.
Участок замаячил впереди выкрашенной в синий стенкой, и Кэтрин невольно прибавила шаг. Краем глаза она заметила, как на стоянку для сотрудников заезжает небольшая машинка-букашка красивого зелёного цвета. Кто сидел за рулём она не заметила, но быстро смекнула, что это кто-то из её новых коллег. Петра тоже заметила машину, воодушевлённо что-то затрещав. Впрочем, увидеть, кто из неё вылез им уже не удалось — они подошли к широким стеклянным дверям, которые плавно отъехали в сторону, стоило им приблизиться, и им ничего не оставалось, кроме как зайти внутрь.

Отредактировано Katherine Earnshaw (2018-03-30 01:17:29)

0

4

Полицейский участок встретил её неторопливым гулом множества голосов, раздававшихся откуда-то из-за стены. Казалось, где-то проходило, или только собиралось начаться, некое масштабное собрание. Сам холл оказался довольно просторным и неплохо обставленным. Прямо у входа располагалась зона ожидания для посетителей — несколько железных стульев, вмонтированных прямо в стену, тянулись вдоль окон, позволяя людям переждать, пускай и без всех необходимых удобств. Рядом со стульями располагалось несколько телефонных будок. Скорее всего, для связи с диспетчерами из других отделений. Низкие потолки и перегородки создавали ощущение уединённости и конфиденциальности, что было весьма удобно — ещё с лекций в академии Кэтрин знала, что такие телефоны необходимы для того, чтобы прямиком из полицейского участка сообщать о правонарушениях в другие отделения или для передачи информации рейнджерам. В таком деле необходимо было чувство безопасности, чтобы человек точно знал, что никто не отомстит ему за передачу данных полиции.
Повсюду, как отметила девушка, висели плакаты с объявлениями и различными лозунгами, призывающими к правопорядку. «Любое насилие наказуемо. Если тебя обижают, позвони по телефону...», «Да сегодня не означает да завтра», «Курение вредит вашему здоровью. Курение в неположенном месте вредит здоровью всех присутствующих», «Покемон — не игрушка, относись к нему, как к равному». Большие и маленькие, плакаты закрывали почти все стены в зоне ожидания. Яркие, призывающие к порядку, чуть более сдержанные, рассказывающие о законах и важности их соблюдения, постеры с фотографиями, набирающие новобранцев в ряды полиции или рейнджеров. И телефоны. Телефонов было много — каждая организация считала своим прямым долгом донести до людей, что позвонив по их телефонам, они способны обезопасить как свою жизнь, так и жизни дорогих им людей.
Неподалёку от зоны ожидания и телефонов, прямиком напротив входа, располагалась стойка, за которой, рядом с монитором довольно старенького компьютера, сидел дежурный — довольно молодой на вид мужчина с чёрными вьющимися волосами. Лицо у него было дружелюбное и открытое, что наверняка располагало людей, и они охотнее шли на контакт. Умные, но пристальные тёмные, практически чёрные глаза, смотрели на мир внимательно, спокойно и несколько расслабленно. Кэт показалось, что несмотря ни на что, этот человек останется спокойным и хладнокровным. В целом, у неё он доверие вызывал. Петре, судя по всему, он тоже понравился, поскольку она приглядывалась к первому встреченному ими полицейскому со смесью любопытства и радости. Заметив их, мужчина легко, но вместе с тем весьма сконцентрированно и деловито улыбнулся:
Чем я могу вам помочь?
Голос его оказался на удивление мягким, почти что бархатным. Благодаря интересному сочетанию внешности и голоса, он вдруг резко стал похож на довольного жизнью кота. Но не того, что валяется на солнце целыми днями, вовсе нет. На большого кота, чьих когтей стоило бы опасаться.
Меня зовут Кэтрин Эрншо, — внезапно невесть с чего оробев, оповестила Кэти. — Я новая сотрудница, мне пришло письмо о принятии на работу на прошлой неделе.
Ах, вы из нового набора, — мужчина бегло глянул в экран монитора. — Назовите свой номер, пожалуйста. Он должен был быть в вашем письме.
Сорок семь, двадцать два, сорок восемь, — как на автомате отрапортовала девушка. Номер ей достался лёгкий, а потому она уже успела выучить его наизусть, снова и снова радостно перечитывая письмо о принятии в ряды полицейских.
Да, вы есть в списке, — произнёс мужчина. — Что же, тогда добро пожаловать в центральное отделение полиции Хартхоума. Вас зачислили именно сюда, так что, мы с вами теперь часто будем видеться. Моё имя Винсент, Винсент Катвуд.
Рада знакомству, — с плеч тут же словно сбросили целую тонну переживаний, а дышать стало немного проще. — Так что мне делать сейчас?
Одну минуточку, — Винсент щёлкнул пальцем по небольшому звоночку, располагавшемуся прямо на стойке. Тот отозвался громким звоном, трелью прокатившись куда-то за стойку, в не замеченное раньше помещение. За спиной Винсента располагался, судя по всему, офис, где, в ожидании посетителей, сидели прочие полицейские. Практически сразу же, как стих звоночек, из двери, ведущей в офис, вышла высокая, спортивного телосложения девушка с убранными в низкий хвост зелёными волосами. За ней, весело виляя хвостом и облизываясь, вышел взлохмаченный гроулит.
Что такое, ещё один новичок? — громко и достаточно властно осведомилась женщина, оглядывая Кэти с ног до головы. — Меня зовут офицер Дженни, и я сегодня командую всеми новичками, поступившими в отделение. Так, имя?
Кэтрин Эрншо, — повторила девушка, с некой опаской оглядывая Дженни. Она прекрасно знала, что в каждом отделении работает одна из её кузин-близнецов, но ещё никогда она не сталкивалась с ними лично. Осознавать, что практически точные копии человека, стоящего перед тобой сейчас, работают в десятках других городов, было немного странно. Отчасти даже пугающе. Впрочем, это ощущение не было ей незнакомо, так как медсестра Джой из местного центрального покецентра тоже имела множество родственниц по всей стране. А уж с этой жизнерадостной девушкой она была хорошо знакома.
Твои значок и удостоверение уже у меня. Гроулит, принеси их, будь любезен, пакет номер три, — отправив покемона за вещами Кэти, Дженни снова критически осмотрела её. — Снять верхнюю одежду можно будет чуть дальше по коридору — там у нас раздевалка для сотрудников. Итак, что происходит сейчас. Я выдаю тебе все вещи, после чего ты проходишь в комнату номер пять. Найти её не так трудно, она прямо напротив раздевалки. Ищи по голосам, там потихоньку собираются все новенькие.
Внезапно их прервали. Входные двери снова плавно отъехали в сторону, впуская внутрь невысокого роста девушку в забавном красном пуховичке, напоминающем куртку Санты. Её абсолютно роскошные светло-золотые волосы, завивающиеся в забавные кудряшки, были убраны в два высоких хвостика, курносый маленький нос, казалось, был готов залезть абсолютно во все секреты, губы, казалось, постоянно хотели расплыться в улыбке, а большие и наивные голубые глаза с интересом смотрели на мир. На плече у новоприбывшей деловито расположилась жёлтенькая сваблю. Вначале Кэти даже не поняла, что такая куколка пришла в полицейский участок вовсе не для того, чтобы пожаловаться на какое-то происшествие.
С до-обрым всех у-утром! Хеймингер, Нелли, первый день работы, прибыла! — весело и звонко отрапортовала она, глядя на офицера Дженни. Та метнула пристальный взгляд на Винсента.
Ваш номер, пожалуйста, — тут же сориентировался мужчина, — он шёл в письме, которое вам отправили несколько дней назад.
А? Ага, щас! — запустив руку в карман, Нелли вытащила оттуда сложенный вчетверо листок, развернула, с серьёзным видом пробежалась по буквам взглядом и, прочистив горло, громко объявила, — сорок семь, двадцать два, пятьдесят!
Интересно, по какому принципу выдаются порядковые номера? Сорок семь — это номер дома, в котором расположилось отделение полиции, логично предположить, что первые две цифры привязаны именно к нему. Двадцать два... возможно, это было название её отряда? Последние же две цифры, судя по всему, обозначали её порядковый номер. То есть, здесь работает около пятидесяти человек? Занятно.
Дверь офиса вновь распахнулась и оттуда чинно выплыл гроулит, неся в зубах плотно запакованный пакет.
Ага, как раз вовремя, — сверкнула глазами Дженни, передавая пакет Кэти. — Вот твои вещи. Здесь твой значок, удостоверение с фотографией, которую ты прислала, наручники и дубинка. Всё другое оружие тебе выдадут потом, уже после вступительной речи. Так, мисс Хеймингер, ваши вещи тоже сейчас прибудут. Гроулит, пакет номер пять.
Кэтрин хотела было уже последовать в раздевалку, но тут её дёрнула за рукав ветровки Нелли.
Подожди меня, — шепнула она, — вместе пойдём, лады?  Заодно и познакомимся. Новенькие держатся вместе, все дела, что скажешь?
Хорошо, подожду, — со смехом согласилась девушка. Эта Нелли её порядком забавляла. Кто знает, может, им в итоге суждено стать подругами. В принципе, Кэтрин была не против — Нелли пусть и выглядела взбалмошной и не совсем организованной, но она казалась дружелюбным и открытым человеком. А эти качества Эрншо ценила в людях больше других.

Отредактировано Katherine Earnshaw (2018-03-30 01:32:22)

+1


Вы здесь » Pokemon: Amazing World » Хартхоум » Город


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC